Личный опыт психотерапии: аналитик Виталик Черемисинов

3
Личный опыт психотерапии: аналитик Виталик Черемисинов

 

Как долго вы находитесь в терапии?

Полгода. До этого я относился к ней очень стереотипно и не воспринимал всерьез. Мне казалось, что с проблемами можно справляться, просто отвлекаясь на что-то положительное – работа, книги, спорт, кино, друзья. Но как только я начал ходить на терапию и получать от нее первые результаты, я понял как сильно ошибался.

Что побудило начать?

Я достаточно долго, около полутора лет, жил с постоянным чувством тревоги, но убеждал себя тем, что она вызвана исключительно рабочим стрессом. Однако со временем я начал обращать внимание на то, что тревога не проходит ни на выходных, ни в поездах. Апогеем этой ситуации стали панические атаки. К слову, я пытался выдерживать даже их – но затем, наконец, понял, что надо искать способы решения.

Очень важную роль тут сыграла моя жена Катя, которая просто-таки пинками погнала меня к врачу. За что я ей до сих пор безгранично благодарен.

Как вы относились к терапии вначале – казалось ли это стыдным, странным?

Первое время терапия вызывала у меня достаточно сильное раздражение. Оказалось, что копаться в себе очень неприятно. После первой сессии, я думал только о том, что больше сюда не приду. Но где-то на третьей, когда мы стали переходить на действительно важные для меня темы, я нашел в этом интерес и пользу для себя.

Интересно было наблюдать за мнением окружающих, которые узнавали, что я хожу к психотерапевту. Кто-то проникся и проявлял искреннее положительное любопытство. Кто-то, наоборот, не понял и отнесся с этому негативно, нечто вроде: Ты что, не можешь просто обсудить это с друзьями? И тут для меня оказалось очень важной поддержка жены и близких друзей.

Скажем, у меня есть подруга – Настя. Мы называем себя «тревожными» друзьями. Это очень важно – иметь рядом с собой человека, который не просто тебя поддержит, но и объяснит те чувства и эмоции, которые ты испытываешь после и в момент терапии.

Сравните себя до терапии и себя сегодняшнего – что изменилось?

До терапии я был явно обделен эмоциональным интеллектом. Сложно было понимать свои эмоции, они делились для меня на только плохие и только хорошие. Я не позволял себе испытывать гнев или грусть – или же просто маскировал их. Находился в постоянном чувстве тревоги – если все было хорошо, я переживал, что сейчас все станет плохо. А если было плохо – что станет еще хуже.

Сейчас у меня появилось ощущение спокойствия, которое я не испытывал очень давно. Прошла тревога, я стал более рационален в принятии решение – в то время как раньше принимал просто потому что сейчас же все станет плохо, поэтому надо быстрее что-то сделать. Я стал совсем иначе смотреть на взаимодействие с близкими и не очень людьми – можно сказать, что научился лучше их понимать.

Вообще, я бы рекомендовал терапию всем. Сейчас ведь у нас какая ситуация? Когда ты уделяешь большое внимание своему внешнему виду – это считается нормой. А когда пытаешься разобраться с внутренней составляющий – это кажется чем-то странным. Мне очень хочется, чтобы эта ситуация изменилась, и терапия стала восприниматься, как нечто совершенно обыденное и необходимое каждому человеку.

Читайте также как психотерапия поменяла к лучшему других людей:

психотерапевт Тамара Айсина

создатель благотворительного фонда Анна Тимофеева

Даша Иваненко, ассистент продюсера

Алена Ермакова, сооснователь Stay Hungry

бизнес-аналитик Мария Сахарова

студентка Алиса Дрозд

копирайтер Александра Говорухина

медиа-директор Яндекс Дзена Даниил Трабун

Примечание: если вы хотите стать героем этой рубрики, напишите нам на van4esco@gmail.com . Давайте уже об этом говорить.

Понравилась статья? Поддержи издание qui, нажми :